Мы в соцсетях:
FacebookВКонтактеTwitter

Не в деньгах счастье

30.09.2015 11:22
Не в деньгах счастье


ВВЕДЕНИЕ

В 2015 году рост ВВП России постепенно скатился в зону отрицательных значений, проблемы в экономике спровоцировали двузначный рост цен на прилавках, а падение курса рубля еще сильнее ударило по реальным доходам, почти в два раза сократив реальную покупательскую способность россиян. Очевидно, что более других в текущих непростых экономических реалиях страдают наименее защищенные категории граждан – и ключевой социальной группой, наиболее остро ощутившей эффект экономического кризиса в России, являются пенсионеры.

По запросу «качество жизни пенсионеров в России» поисковая машина «Гугл» выдает более 400 тысяч результатов. Проблемами пожилого населения в нашей стране обеспокоены практически все: этими вопросами занимаются президент и правительство, связанные с жизнью пенсионеров актуальные темы постоянно находятся в фокусе внимания средств массовой информации. Ключевые вопросы обсуждения в сути своей сводятся к материальной составляющей – размерам пенсионного обеспечения и их достаточности для обеспечения необходимого комфорта жизни в старости. Вместе с тем, размер денежного обеспечения российских пенсионеров хоть и чрезвычайно важен, но ошибочно было бы полагать, что лишь он один является ключевым условием для счастливой жизни.

Удивительно, но несмотря на пристальное внимание к проблемам пенсионеров, мало кто задался вопросом, чувствуют ли себя сегодня в России представители старшего поколения счастливыми, какие факторы являются ключевыми в их восприятии и интерпретации личного счастья, и насколько текущий экономический кризис повлиял на восприятие качества жизни пожилыми людьми.

Поиск ответов на эти вопросы наряду с изучением общего уровня счастья как субъективного представления индивидов, так и базовых характеристик, способствующих формированию такого восприятия жизни категорией граждан пожилого возраста, имеет важный практический смысл. Дело не только в том, что создание условий для оздоровления  психологического климата в обществе позволяет эффективно сокращать уровень преступности и алкоголизма - основных социальных проблем российских регионов в условиях непростых экономических реалий. Помимо этого, как показал ряд научных наблюдений, субъективные оценки и установки, способны увеличивать показатели продолжительности жизни. Так, например, профессор психологии Университета Иллинойса Э.Динер, посвятивший более 30 лет жизни изучению различных аспектов счастья, пришел к выводу о том, что ощущение счастья приводит к оздоровлению и продлевает жизнь. Ученый отмечал, что «субъективное благополучие может продлевать жизнь людей в здоровых популяциях, при этом счастливая жизнь по сравнению с несчастной может означать дополнительные пять лет жизни, хотя это зависит от многих вещей, как и в отношении курения»[1]. На общегосударственном уровне создание условий, направленных на повышение удовлетворенностью жизнью пожилых людей, способствует сохранению уровня поддержки политического и экономического курса властей, что в конечном итоге является важным фактором национальной безопасности и сохранения единства страны.

В связи с высокой актуальностью темы субъективных оценок удовлетворенности жизнью российскими пенсионерами с одной стороны, и практически полным отсутствием работ на эту тему с другой, Центром изучения пенсионного реформирования и было проведено исследование «Не в деньгах счастье»: социально-экономические и геронтологические аспекты восприятия категории счастья российскими пенсионерами». В своем исследовании мы постарались не просто ответить на вопрос, чувствует ли себя счастливым пожилое поколение, но и выявить своеобразие восприятия категории счастья возрастной группой россиян старше 55-60 лет лет. Еще одним ключевым вопросом, который исследователи ЦИРПа поставили перед собой при проведении исследования, стал вопрос о том, насколько кризисные условия в экономике повлияли на социальное самочувствие российских пенсионеров, иными словами, сделал ли кризис и санкции Запада российских пенсионеров менее счастливыми.


ПРОБЛЕМАТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Вопросы субъективного восприятия качества жизни – личного и общественного счастья -  занимают умы многих видных экономистов и социологов, философов и психологов, врачей, математиков, журналистов и политиков на протяжении уже многих сотен лет. Первые попытки количественного измерения показателей счастья общества были предложены французским социологом Эмилем Дюркгеймом еще в конце XIX века. В странах Западной Европы еще начиная с 70-ых гг. XIX века в научном обиходе закрепился целый ряд субъективных форматов оценки качества жизни, Дюркгейм же, в противоположность им, пытался посчитать не количество счастья, а уровень несчастья, полагая, что количество самоубийств на душу населения может быть использовано в качестве индикатора «несчастливости» общества. Наибольший прорыв в области исследований о счастье произошел в предыдущем столетии. Уже в 1960-е гг. в зарубежной научной литературе появились такие понятия как «глобальное удовлетворение» («global satisfaction»), «глобальное счастье» («global happiness»), отражающие экономическое благосостояние общества. Еще один разработанный экономистами на Западе термин – «субъективное благополучие» («subjective well-being») – отражает личное восприятие человеком своего состояния. В 1970-е годы в зарубежной экономической науке произошел настоящий прорыв исследований о счастье, который был связан с именем выдающегося американского экономиста Ричарда Истерлина. Истерлин обнаружил, что в странах в высоким доходом люди чаще бывают счастливы. Однако, при проведении сравнений на международном уровне, выяснилось, что средний уровень счастья не коррелировал с ВВП.

В 1972 году в Бутане представления об экономике счастья были возведены в ранг официальной идеологии: король Джигме Сингье Вангчуком в качестве альтернативы ключевому индикатору экономического развития – внутреннему валовому продукту - ввел в широкий оборот понятие валового национального счастья. Замена ВВП на ВНС в публичной риторике была направлена на то, чтобы подчеркнуть, что счастье народа важнее процентов ВВП.

В начале XXI века широкую популярность получили международные рейтинги счастья, сравнивающие этот показатель в разных странах. В 2003 году международная сеть социологов, объединенная в рамках проекта World Values Survey, провела первое всемирное исследование счастья граждан 65 стран мира. Согласно данным исследования, Россия была признана в числе самых несчастных стран. Кстати, в 2008 году этот же проект провел исследование, но уже в 97 странах, Россия в этом рейтинге оказалась на 88 позиции. В 2006 еще одна международная организация – New Economist Foundation – применила новую методику измерения счастья, представив собственный показатель -  международный индекс счастья (Happy Planet Index). При расчете индекса организация принимала во внимание два ключевых показателя – благосостояние людей и состояние экологии. Соответственно, индекс счастья, по замыслу исследователей из New Economist Foundation, должен был характеризовать эффективность, с которой различные страны преобразуют природное богатство в качество жизни своих граждан[2].

Еще один известный пример международной метрики - охватывающее большую часть населения земного шара исследование «Глобальный Барометр Надежды и Отчаяния» («Global Barometer on Hope and Despair»), проводимое основанным Джорджем Гэллапом Американским институтом общественного мнения (сейчас - компания Gallup International). В каждой стране социологи Gallup опрашивают респондентов по национальной вероятностной выборке с помощью личных интервью или интервью по телефону. По итогам 2013 года позиции России находились существенно ниже средних показателей, в одном ряду с такими странами, как Пакистан, Болгария, Кения[3].

В 2011 Legatum Institute, исследовательское подразделение крупнейшей британской частной инвесткомпании Legatum Group, опубликовала результаты исследования «Индекса процветания». Индекс Legatum был рассчитан на основе анализа 79 различных параметров, которые для удобства были разбиты на 9 групп: экономика, предпринимательство, управление, образование, здоровье, безопасность, личные свободы, социальный капитал[4].

В 2013 году опубликовала собственный индекс Global Age Watch некоммерческая организация HelpAge International, индекс также был направлен на то, чтобы оценить и сравнить показатели качества жизни людей в разных странах мира. Свой индекс HelpAge International составили на основе данных о материальном положении, состоянии здоровья, образования и занятости пожилых людей[5].

Большинство современных апробируемых на международном уровне методик по измерению показателей счастья оперируют показателями, отражающими набор материальных и духовных характеристик. Большинство методик основаны на утилитарных принципах, согласно которым люди хотят прожить долгую и счастливую жизнь, а правительства делают все от них зависящее для обеспечения максимального уровня комфорта и благополучия своих граждан. В этом смысле интересен опыт Китая, где был разработан собственный национальный индекс счастья, который используется не просто как индикатор благополучия населения, но и как некий объективный интегрированный показатель, характеризующий качество работы региональных государственных органов. Иными словами, низкие значения индекса счастья в китайской провинции являются своеобразным сигналом партийному руководству в Пекине о том, что под управлением существующей команды, стоящей во главе той или иной провинции, люди чувствуют себя несчастными. Так, например, в китайской провинции Хэнань на основе данных индекса счастья уже была произведена оценка работы региональной партийной верхушки, кампания закончилась показательными увольнениями. Особенность китайской практики расчета индекса счастья состоит в том, что в основу индекса счастья легли данные о шестнадцати объективных экономических индикаторах, включающие показатели уровня дохода, данные о метраже жилой площади на человека, количестве врачей на тысячу жителей, площади лесных насаждений и др.

В российской действительности социологические службы также проводят различные измерения показателей благополучия и социального самочувствия россиян. Один из наиболее известных индикаторов – индекс счастья россиян, рассчитанный по методике Всероссийского центра изучения общественного мнения. ВЦИОМ рассчитывает индекс счастья, основываясь на субъективных представлениях о нем самих россиян, не прося при этом дополнительных уточнений и комментариев. Социологи ВЦИОМа задают респондентам лишь один вопрос: «В жизни бывает всякое - и хорошее, и плохое. Но если говорить в целом, Вы счастливы или нет?». Респондентам предлагается выбрать один из предложенных вариантов ответа: «Определенно да», «Скорее да», «Скорее нет», «Определенно нет», «Затрудняюсь ответить». 


По какой бы методике ни рассчитывались показатели счастья, рано или поздно авторы-исследователи сталкиваются с основной проблемой таких измерений, которая заключается в сложности, комплексности и многогранности самого понятия счастья. Очевидно, что именно комплексность феномена счастья и широкий диапазон возможностей для интерпретаций его содержания до сего дня мешал ученым-социологам унифицировать и операционализировать систему индикаторов, позволяющих уровень счастья замерять. Именно по этой причине на сегодняшний день, к сожалению, ни один из существующих описывающих уровень счастья населения индексов не обеспечивает максимально широкого представления о том, какие же факторы наиболее всего важны для того, чтобы люди ощущали себя счастливыми.

***

Задача по измерению общего уровня счастья тесно переплетена с мониторингом и оценкой состояния политической и социально-экономической ситуации в регионах. Однако, если экономическая ситуация может быть проанализирована на основе данных статистики, то для более взвешенной оценки качества жизни россиян одних сухих экономических показателей недостаточно. Еще один важный показатель, который не учитывается в мониторингах социально-экономической ситуации в регионах - это субъективное восприятия населением объективных факторов экономической реальности. Открытым остается вопрос, чувствует ли себя население богатых регионов России более счастливым по отношению к тем, кто проживает в более бедных дотационных субъектах. Безусловно, размер ежемесячного дохода – ключевой и определяющий показатель, однако, он не способен в полной мере охарактеризовать отношение респондентов к жизни. А потому необходим анализ субъективных характеристик восприятия жизни. 

Экономический кризис с разной силой ударил по гражданам Российской Федерации. Наименее защищенная социальная категория наших граждан – российские пенсионеры - острее других на себе почувствовала последствия ускорения темпов инфляции и падения курса национальной валюты. Главный вопрос, которым мы задались в этой связи, - в текущих непростых экономических условиях стали ли пенсионеры России менее счастливыми? Какие факторы, помимо финансового положения, играют определяющую роль для формирования чувства удовлетворенности жизнью у пожилого поколения и что может сделать государство и общество, чтобы пожилое поколение почувствовало себя более счастливым?

Для поиска ответов на этот и другие вопросы специалистами Центра изучения пенсионной реформы и было проведено всероссийское социологическое исследование «Не в деньгах счастье»: социально-экономические и геронтологические аспекты восприятия категории счастья российскими пенсионерами». При подготовке к проведению исследования мы опирались на представление о счастье как о некой интегральной характеристике, характеризующейся набором субъективных и объективных составляющих. Субъективные характеристики восприятия пенсионерами окружающего мира и своего места в нем основаны на личных оценках респондентов собственного положения в текущих условиях. При этом объективные элементы счастья дополняют субъективные. В своем исследовании мы постарались не просто дать ответ на вопрос, какова доля пенсионеров в сегодняшней России, которые чувствуют себя счастливыми, но и выявить ключевые факторы, которые позволяют повысить качество восприятия жизни пожилыми людьми.

МЕТОДОЛОГИЯ

Методика исследования – массовый социологический опрос населения по многоступенчатым стратифицированным репрезентативным выборкам, отбор кандидатов был осуществлен с учетом квот на пол и возраст. Генеральную совокупность выборки исследования составили пожилые люди обоих полов в возрасте от 55 до 87 лет, проживающие как в городах так и сельской местности 83 субъектов Российской Федерации. Всего в исследования приняли участи 1025 пенсионеров. Временные рамки исследования – декабрь 2014-июль 2015 года.

Материалы предложенных респондентам анкет содержали четыре блока вопросов. Вначале респондентам предлагалось заполнить короткую биографическую карточку, указав личные данные, семейное положение, охарактеризовать размер доходов и др. Далее следовали непосредственно вопросы анкеты. В первом же вопросе респондентам было предложено ответить на вопрос о том, чувствуют ли они себя счастливыми – на выбор предлагалось три варианта ответа: «да», «нет», «затрудняюсь ответить». Во втором блоке вопросов респондентам предлагалось выделить наиболее важные элементы, от которых, по их мнению, зависело социальное благополучие и их личное ощущение счастья. Наконец, третий блок вопросов предполагал оценку пенсионерами роли государства и региональных властей в обеспечении счастья пенсионеров. 


ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

I.                        ВЛИЯНИЕ РАЗМЕРОВ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НА ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ УДОВЛЕТВОРЕННОСТИ И ЧУВСТВА СЧАСТЬЯ У РОССИЙСКИХ ПЕНСИОНЕРОВ

По итогам проведенного анкетирования, лишь 44,6% российских пенсионеров назвали себя счастливыми, 22,5% затруднились дать однозначную оценку своему восприятию жизни, еще 32,9% опрошенных сообщили о существовании принципиальных проблем, мешающих им почувствовать себя счастливыми.

Интересно, что настроения российских пенсионеров достаточно сильно отличаются от общих настроений в стране. Так, по данным ВЦИОМа, в конце 2014 года 76% россиян чувствовали себя счастливыми (на вопрос социологов ВЦИОМа «Вы счастливы или нет» ответили «определенно да» или «скорее да»). Иными словами, пенсионеры сегодня в России являются наименее счастливой категорией граждан.

Впрочем, как показали данные обработки анкет, социальное самочувствие российских пенсионеров во многом детерминировано региональным фактором: так, например, пенсионеры северокавказских республик чувствуют себя гораздо более счастливыми по сравнению даже с молодым поколением: в лидерах – Чеченская республика (88% опрошенных пенсионеров заявили о том, что чувствуют себя счастливыми), Ингушетия (77%), Дагестан (73%). Наименее счастливыми чувствуют себя пенсионеры северных регионов (в лидерах - Мурманская область (31%), республика Коми (31%), Карелия (32%), а также пенсионеры из некоторых областей с развитой промышленностью и плохим уровнем экологии (в лидерах - Липецкая область (34%) и Воронежская область (32%)).

Проводившиеся в рядах стран Западной Европы и Соединенных Штатах исследования прослеживали связь между экономическим ростом (% ВВП) и уровнем счастья каждого конкретного гражданина. Данные исследований свидетельствуют о том, что рост уровень счастья сопряжен с ростом ВВП, однако такой рост происходит лишь до определенного уровня развития экономики, после чего показатели счастья перестают расти (А.Родионов-Зражевский, Глубинный фактор человеческого потенциала, «Проблемы современной экономики» №2). Показатели уровня доходов, действительно, позволяет повышать комфорт жизни, однако, материальный фактор не всегда гарантирует удовлетворенность жизнью. В ходе нашего исследования мы попытались соотнести данные о доходах российских пенсионеров и их социальном самочувствии. Полученные данные представлены в таблице[6]:

Федеральный округ

Средняя пенсия

Величина прожиточного минимума

Индекс благосостояния

Индекс счастья (% респондентов, назвавших себя счастливыми)

 

ЦФО

11694

4792

40,9

41

1

Белгородская обл.

11 990

4 129

34,4

49

2

Брянская обл.

10 600

4 298

40,5

45

3

Владимирская обл.

12 100

5 078

42,0

41

4

‚Воронежская обл.

11 000

4 510

41,0

32

5

ˆИвановская обл.

11 630

4 959

42,6

41

6

Калужская обл.

11 900

4 573

38,4

47

7

Костромская обл.

11 530

5 186

45,0

37

8

Курская обл.

10 670

4 300

40,3

36

9

Липецкая обл.

11 630

4 495

38,7

34

10

Московская обл.

13 470

5 197

38,6

45

11

Орловская обл.

11 520

4 223

36,7

39

12

Рязанская обл.

11 290

5 026

44,5

41

13

Смоленская обл.

11 500

5 494

47,8

39

14

Тамбовская обл.

10 140

3 743

36,9

42

15

Тверская обл.

12 280

4 972

40,5

39

16

Тульская обл.

11 750

4 792

40,8

40

17

Ярославская обл.

12 000

4 706

39,2

42

18

гор. Москва

13 500

6 566

48,6

51

 

СЗФО

13587

6046

45,4

38

19

Республика Карелия

14 670

6 120

41,7

32

20

Республика Коми

9 250

6 567

71,0

31

21

Архангельская обл.

15 200

-

 

37

22

Ненецкий авт. округ

19 900

10 227

51,4

47

23

Вологодская обл.

12 900

5 314

41,2

36

24

Калининградская обл.

12 000

4 969

41,4

44

25

Ленинградская обл.

12 320

4 779

38,8

43

26

Мурманская обл.

16 290

7 596

46,6

31

27

Новгородская обл.

11 690

4 825

41,3

40

28

Псковская обл.

11 640

5 030

43,2

36

29

гор. Санкт-Петербург

13 600

5 028

37,0

50

 

ЮФО

11433

4756

41,6

42

30

Республика Адыгея

10 550

4 507

42,7

37

31

Республика Калмыкия

11 100

4 535

40,9

48

32

Краснодарский край

12 300

5 119

41,6

47

33

Астраханская область

11 180

4 481

40,1

42

34

Волгоградская область

11 840

4 978

42,0

38

35

Ростовская область

11 630

4 915

42,3

41

 

ПФО

11468

4568

40,0

44

36

Республика Башкирия

11 250

4 588

40,8

48

37

Республика Марий Эл

13 100

4 175

31,9

43

38

Республика Мордовия

10 680

4 420

41,4

44

39

Республика Татарстан

11 400

3 896

34,2

45

40

Республика Удмуртия

10 700

4 335

40,5

49

41

Чувашская Республика

11 380

4 297

37,8

56

42

Кировская обл.

11 410

5 329

46,7

36

43

Нижегородская обл.

11 900

4 757

40,0

47

44

Оренбургская обл.

11 130

5 064

45,5

37

45

Пензенская обл.

11 200

4 552

40,6

36

46

Самарская обл.

11 630

4 420

38,0

42

47

Саратовская обл.

11 300

5 283

46,8

44

48

Ульяновская обл.

11 670

4 414

37,8

40

49

Пермский край

11 800

4 416

37,4

51

 

УрФО

14126

5996

41,1

47

50

Курганская обл.

10960

4 454

40,6

42

51

Свердловская обл.

12 740

5 351

42,0

46

52

Тюменская обл.

12 260

-

 

53

53

Челябинская обл.

11 800

4 566

38,7

35

54

Ханты-Мансийский АО

18 200

7 641

42,0

55

55

Ямало-Ненецкий АО

18 800

7 969

42,4

53

 

СФО

12166

5031

41,4

46

56

Республика Алтай

11 680

5 254

45,0

52

57

Республика Бурятия

12 150

5 256

43,3

49

58

Республика Тыва

11 480

5 055

44,0

53

59

Республика Хакасия

12 160

4 913

40,4

44

60

Алтайский край

11 680

4 844

41,5

45

61

Забайкальский край

11 450

5 107

44,6

36

62

Красноярский край

13 050

5 631

43,1

41

63

Иркутская обл.

13 300

4 985

37,5

45

64

Кемеровская обл.

12 530

4 232

33,8

38

65

Новосибирская обл.

11 690

5 295

45,3

45

66

Омская обл.

11 700

4 398

37,6

51

67

Томская обл.

13 120

5 400

41,2

52

 

ДВФО

16292

8048

49,9

40

68

Республика Саха (Якутия)

17 050

8 523

50,0

55

69

Камчатский край

19 500

10 851

55,6

37

70

Приморский край

12 150

6 061

49,9

36

71

Хабаровский край

14 680

7 452

50,8

35

72

Амурская обл.

11 980

6 541

54,6

38

73

Магаданская обл.

19 590

8 425

43,0

40

74

Сахалинская обл.

16 160

8 184

50,6

41

75

Еврейская авт. обл.

12 420

6 438

51,8

44

76

Чукотский авт. округ

23 100

9 960

43,1

42

 

СКФО

10137

4357

43,8

67

77

Республика Дагестан

9 450

4 122

43,6

73

78

Республика Ингушетия

11 530

4 007

34,8

77

79

Кабардино-Балкария

10 440

3 958

37,9

69

80

Карачаево-Черкессия

9 380

4 159

44,3

59

81

Северная Осетия

10 710

4 323

40,4

56

82

Чеченская Республика

8 000

4 984

62,3

88

83

Ставропольский край

11 450

4 947

43,2

48

Сопоставление данных о среднем размере пенсий с уровнем счастья российских пенсионеров свидетельствует об очень слабой зависимости между двумя этими показателями (коэффициент корреляции +0,1). Иными словами, размер государственного пенсионного обеспечения хоть и является важным фактором для полноценной и счастливой жизни, но гораздо большую роль в формировании чувства счастья у российских пенсионеров имеют другие факторы нематериального характера. Какие – мы постарались выяснить при дальнейшем анализе материалов анкет.

II.                СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ РЕСПОНДЕНТОВ

Последующий анализ анкетных данных респондентов позволяет выделить следующие социально-демографические характеристики счастливых пенсионеров.

-Во-первых, оказалось, что Российские мужчины в пожилом возрасте в целом чувствуют себя более счастливыми, чем женщины. Среди ответивших положительно на вопрос ЦИПРа «Чувствуете ли Вы себя счастливым (-ой)?» доля мужчин оказалась на 4% большей, чем женщин. Такой перекос в сторону сильного пола частично можно объяснить большей активностью, а также более широкими возможностями для проведения досуга у мужчин пожилого возраста.


- Вторая важная характеристика счастливых пенсионеров – это их возраст. Анализ материалов анкет респондентов свидетельствует о том, что возраст пенсионеров – это важный фактор социального самочувствия, и относительно более «молодые» респонденты в целом чувствуют себя более счастливыми, чем более пожилые. Очевидно, падение показателей удовлетворенности жизнью связано с рядом других факторов нематериального порядка. Такими, как, например то, что по мере старения люди начинают больше болеть, перестают работать, сужается круг их общения, отворачиваются родные и близкие.

Возраст

Чувствующие себя счастливыми (в %)

Не чувствующие себя счастливыми (в %)

55-60

56,1

38,3

60-70

43,4

52,1

Старше 70

34,4

57,6

 

- В-третьих, важной социально-демографической характеристикой, влияющей на уровень социальной удовлетворенности пожилых людей, является их семейное положение. Так, анализ анкет респондентов показал, что доля счастливых среди состоящих в браке и проживающих совместно с супругом (-ой) выше, а одинокие, разведенные и вдовцы (вдовы) гораздо менее часто называли себя счастливыми (Почти 90% респондентов из этой категории заявили, что затрудняются назвать себя счастливыми). Кроме того, в ходе исследования была выявлена положительная зависимость между восприятием счастья и регулярностью встреч с детьми и внуками. Иными словами, более часто и тесно контактирующие с близкими респонденты, в целом, ощущают себя более счастливыми.


- Четвертая важная социально-демографическая характеристика счастливых пенсионеров - среда обитания: жители крупных мегаполисов и больших городов в целом более счастливы, чем пенсионеры, проживающие в малых городах и в сельской местности.


-В-пятых, анализ анкет показал существование положительной связи между продолжением трудовой  деятельности и формированием ощущения счастья. Трудящиеся пенсионеры почти в 1,5 раза чаще давали положительный ответ на главный вопрос анкеты. Впрочем, необходимо понимать, что фактор работы тесно переплетен с рядом других важных факторов, формирующих ощущение счастья в пожилом возрасте. Так, например, продолжение трудовой деятельности после выхода на пенсию, во-первых, повышает уровень материального достатка, во-вторых, позволяет пожилым людям сохранять свое место в привычной для них системе социальных связей, дружить и общаться, чувствовать себя нужными и востребованными.

-В-шестых, важным фактором социального самочувствия российских пенсионеров является их реальное материальное положение. В предыдущей главе мы говорили о низкой корреляции между средним размером пенсий по регионам и уровнем счастья населяющих его пенсионеров. Однако, при анализе дальнейшем анализе стало видно, что часть наиболее активные пенсионеров научились увеличивать размеры своих доходов (многие после выхода на пенсию продолжают работать, другие имеют дополнительные источники доходов – помощь детей и близких, заработок от сдачи жилья в аренду и др.). Количество счастливых среди этой категории респондентов оказался выше, чем среди тех, кто дополнительного дохода не имел. В целом же, доля счастливых пенсионеров среди тех, чей размер пенсии не превышал 10 тысяч рублей почти в полтора раза меньше, чем среди получателей больших пенсий (17 тыс. рублей и выше). Иными словами, более счастливы сегодня в России те пенсионеры, которые даже в непростых экономических условиях научились выживать, не рассчитывая на одну лишь помощь государства. Единственная проблема, которая возникает в этой связи – к сожалению, таких «счастливчиков» в нашей стране очень немного.

Уровень дохода

Счастливы

Высокий уровень дохода (более 20 тыс.рублей)

65,1%

Низкий уровень дохода (менее 10 тыс.рублей)

31,7%








Таким образом, сегодня в России более счастливыми себя считают относительно «молодые» пенсионеры, проживающие преимущественно в городах, состоящие в браке и поддерживающие полноценные отношения со своей семьей, работающие и имеющие плотную сеть семейных и дружеских связей, имеющие превышающие усредненные показатели по доходам.

III.             «А МНОГО ЛИ ДЛЯ СЧАСТЬЯ НАДО?» ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ЖИЗНЬЮ РОССИЙСКИХ ПЕНСИОНЕРОВ


В материалах анкет мы попросили респондентов выделить те условия, которые, по их мнению, играют ключевую роль в формировании счастья. Материалы анкет показали, что наиболее важны для российских пенсионеров состояние здоровья, семейное благополучие, реальное материальное положение, любовь, возможность интересно проводить досуг, стабильность в стране и мире и вера в Бога.

Эти данные вполне соответствуют данным из первой части анкеты, здоровые пенсионеры из полных семей (не вдовцы, не холостые), не оценившие свое материальное положение как бедственное в целом чаще ощущают себя счастливыми.

Показатель

Коэффициент корреляции

Здоровье

0,71

Семейное благополучие

0,65

Материальное положение

0,39


Показатели счастья во многом коррелируют с общим социальным самочувствием пожилого поколения, которое, в свою очередь, напрямую зависит от эффективности функционирования государственных институтов. На последней странице анкет респондентам было предложено указать те находящиеся в сфере ответственности органов государственной власти сферы, которые, по их мнению, являются наиболее проблемными, а также выбрать из списка и указать те органы государственной власти и общественные институты, деятельностью которых они наиболее удовлетворены (т.е. буквально те, чья работа позволяет пенсионерам чувствовать себя более счастливыми), а также выбрать те, с деятельностью которых связаны их личные проблемы и работой которых они удовлетворены в наименьшей степени. Результаты рейтингов представлены ниже:


Ожидаемо, самой актуальной для российских пенсионеров негативной темой оказалось качество медицинского обслуживания – 72% опрошенных респондентов заявили о своей обеспокоенностью этим вопросом. Рост цен в России волнует пенсионеров почти так же, как и их собственное здоровье – 71% опрошенных выразили обеспокоенность в связи с этой темой. Также в пятерку тем, беспокоящих российских пенсионеров, по результатам анкетирования, вошли доступность различных государственных услуг, социально-бытовые условия (ЖКХ, дороги), а также безопасность и защищенность от криминала.

Уровень одобрения/неодобрения работы институтов власти

Институт

% доверия

Институт

% недоверия

Президент

89%

Правительство

68%

Пенсионный фонд

78%

Минздрав

66%

Армия

75%

Региональные власти

59%

Государственная дума

73%

Министерство финансов

51%

Министерство труда и социальной защиты

71%

Органы местного самоуправления

45%

Министерство иностранных дел

68%

Полиция

43%

Церковь

56%

Министерство экономического развития

39%

Министерство здравоохранения

55%

Министерство образования

35%

Правительство

51%

Министерство сельского хозяйства

33%

Региональные власти

44%

Почта России

31%

 

Анализ анкет показал, что более других российские пенсионеры одобряют деятельность Президента страны, Пенсионного фонда и Министерства обороны. Президент В.Путин традиционно пользуется наивысшим уровнем электоральной поддержки среди старшего поколения. Что касается высокой позиции Министерства обороны, то он, очевидно, связан, во-первых, с деятельностью нового министра обороны С.Шойгу, а также с активным освещением процессов модернизации и перевооружения российской армии. Высокий уровень одобрения деятельности Пенсионного фонда сложно объяснить каким-либо одним фактором: очевидно, у большинства пожилых людей не возникает проблем в ходе взаимодействия с ведомством. Еще один фактор – активная информатизация, которую ведет ведомство (как показало предыдущее исследование ЦИПРа, современные российские пенсионеры активно осваивают интернет).

В лидерах антирейтинга уровня доверия российских пенсионеров -  Правительство, Министерство здравоохранения, а также региональные власти.


ВЫВОДЫ

Древний афоризм гласит: «Если хочешь узнать уровень жизни в стране, то смотреть нужно на стариков – самый верный способ его узнать». Исследование Центра изучения пенсионной реформы показало, что счастливыми себя ощущают лишь менее половины российских пенсионеров (44,6%).

Сопоставление данных о среднем размере пенсий с уровнем счастья российских пенсионеров в различных регионах России свидетельствует об очень слабой зависимости между двумя этими показателями. Иными словами, размер государственного пенсионного обеспечения хоть и является важным фактором для полноценной и счастливой жизни, но гораздо большую роль в формировании чувства счастья у российских пенсионеров имеют другие факторы нематериального характера.

Субъективное ощущение счастья у российских пенсионеров определяется комплексом условий, ключевую роль среди них играют состояние здоровья, семейное благополучие, реальное материальное положение, любовь, возможность интересно проводить досуг, стабильность в стране и мире и вера в Бога.

Социально-демографический анализ анкет счастливых респондентов показал, что в среднем сегодня более счастливыми себя считают относительно «молодые» пенсионеры, проживающие преимущественно в городах, состоящие в браке и поддерживающие полноценные отношения со своей семьей, работающие и имеющие плотную сеть семейных и дружеских связей, имеющие превышающие усредненные показатели по доходам.

Важную роль в формировании ощущения удовлетворенности жизнью и счастья у российских пенсионеров играет деятельность институтов государственной власти. Более других российские пенсионеры одобряют деятельность Президента страны, Пенсионного фонда и министерства обороны. Мешают старшему поколению почувствовать себя счастливыми работа Правительства, Минздрава и региональных властей.




[1] Эффект счастья, Бюллетень Всемирной организации здравоохранения, 2011


[2] http://www.happyplanetindex.org/data/


[3] Исследование Gallup International: Глобальный индекс счастья в 2014 году http://gtmarket.ru/news/2014/02/27/6608


[4] http://media.prosperity.com/2011/pdf/publications/PI2011_Brochure_Final_Web.pdf


[5] http://pensionreform.ru/files/56974/Ageing%20Index%20Summary%20RU.pdf


[6] *При анализе массива данных мы исключили показатели «счастливых» республик Северного Кавказа. Сопоставив данные из материалов анкет с информацией, приходящей из регионов, мы пришли к выводу о том, что специфика политической ситуации на Кавказе наряду с этнокультурными традициями не позволяют нам анализировать данные анкет вместе с данными из других регионов России.